Это первая глава, открывающая собой свиток.
Я, автор, говорю вам: я создал "Записки о камне" из-за того, что однажды уже подвергся иллюзиям, после которых вынужден был скрыть всю подлинную историю . В повествовании речь пойдет о Чжэнь Шиине. Но какие же люди еще и какие события упоминаются в книге? И я снова расскажу: теперь, когда нынешняя жизнь моя проходит в тщетных скитаниях, а начинания не приносят плодов, вспомнились мне , внезапно, девы прежних дней, проэкзаменовав каждую из которых понимаешь, насколько выше твоих их манеры и кругозор. Почему же я, статный мужчина, уступал тем девам? Воистину, какой позор! Но горевать уже напрасно: ничего не поделать с теми днями. Ранее, опираясь на милость Неба и добродетели предков , облачаясь в великолепные одежды, вел я роскошную жизнь, был глух к наставлениям старших, пренебрегал нравоучениями своих друзей и учителей, так что до сих самых пор таланты мои остались не раскрытыми, а полжизни в нищете- моя кара. Обо всем об этом я напишу. Знаю я, мелкий человек, взмолившийся Небу- наказание неизбежно, но женская половина дома очевидно не пустует, поэтому нельзя, следуя моему недостоинству, заботиться о выставлении себя в лучшем свете и умалчивать о собственных недостатках, ибо это приведет к тому, что исчезнут ее обитательницы. Пусть сегодня я влачу жалкое существование, глиняный очаг да веревочная койка- все убранство моей лачуги, но ни они, ни вечерний ветер и утренняя роса, ни ива пред ступенями, ни цветы во дворе не смогут помешать моим сокровенным мыслям вылиться на бумагу. Пусть я недостойный варвар, взявший в руки кисть, а не ученый муж, но что мешает использовать простую нвародную речь, написанный при помощи которой абзац также сможет описать женскую половину дома? Вновь можно будет радоваться взорам её обитательниц, развевая людскую тоску, разве не так? В истории этой также присутствует один персонаж, Цзя Юйцунь- его имя.
В этой главе обычным является употребление слов "сон" и "иллюзия" и многих подобных, являющихся главным сюжетом всего произведения, а так же призванных привлечь внимание читателя.
Достопочтенный читатель! Спросишь ты, с чего начался мой рассказ? Начало истории, быть может, покажется вздорным, но тщательно вникнув, вы найдете его интересным. Оставленные ниже пояснения к данной истории позволят читателю понять суть происходящего.
В те изначальные времена, когда богиня Нюйва плавила камни, чтобы заделать дыры в небосводе, среди гор Дахуан и и утесов Уцзи она выплавила тридцать шесть тысяч пятьсот один камень, каждый - тринадцать чжанов (один чжан- 3,3 метра- прим.пер) в высоту и двадцать четыре чжана в длину и ширину. Богине понадобились тридцать шесть тысяч пятьсот камней, так что всего один единственный камень остался, и тогда она сбросила его вниз с вершины пика Цингэн. Кто бы мог подумать, что в камне этом после выплавки и падения вниз проснется его магическая природа. И денно и нощно горевал Камень и корил судьбу за то, что лишь один он не пошел в дело, за то, что им не залатали небесные дыры.
Однажды, в момент скорби, заметил он вдали буддийского и даосского монахов. Удивительной одухотворенности тела их были необычны. Болтая и смеясь, подошли они к горному пику и уселись у Камня, дабы продолжить непринужденную беседу. По началу беседовали они о чудесах, творимых святыми облачных гор и туманных озер, а затем заговорили о славе и богатствах, что обретаются в бренном мире. Услышал это Камень, и проснулись в нем невольно мирские желания: захотел отправиться к людям, дабы насладиться богатствами и славой. Но презирал себя он за грубые формы- что уж тут поделать- и тогда заговорил Камень человеческой речью: "Мастер, никудышный ученик Ваш, даже не может поприветствовать наставника. Услышав только что как два благородных господина говорили о славе и великолепии мира людей, всей душой я возжелал этого. Ученик ваш пусть груб и недостоин, но все же обладает немногими способностями, да при том вижу я, что два небожителя воплотили сущность Дао, приведите же в совершенство незаурядное: материал, которым латали небеса, добродетель, что поможет людям богатством . Ежели удостоюсь я небольшого милосердия, и вы поможете ученику своему войти в высшее общество, в круг богатства и знати, несколько лет позволите наслаждаться объятиями женщин, считаю долгом своим вечно чтить великую милость и не забуду о ней в течении десяти тысяч калп (калпа- период, равный 4 320 000 годам- прим.пер.) ."
Выслушав слова Камня, два старца сказали, смеясь: "Прекрасно! Прекрасно! В том мире роскоши и блеска есть немного радости, но нельзя вечно полагаться на нее! "Малого не хватает для счастья" и "много зол в добром деле"- эти слова тесно связаны друг с другом. В мгновение ока преисполнишься скорби, будучи на пике радости. Времена проходят, но природа людей неизменна, в основе же всего- сон. Все в мире окажется пустым и иллюзорным, поэтому лучше всего вообще не ходить в мир людей."
Однако мирские желания в Камне уже разгорелись, и где же было послушаться этих слов, поэтому вновь и вновь он страстно молил старцев. Монахи не соглашались на увещевания и продолжили, вздыхая: "Это рок, рождающий бытие из пустоты и в котором страх рождается из тишины. Раз уж на то пошло, то мы уменьшим тебя, что бы ты смог насладиться этим миром, но только ни в коем случае не сожалей, когда разочаруешься в нем." Камень ответил: "Конечно, да будет так".