16:57 

Тевэль

История Тевэль, написанная на РИ "Йоркшир". Из-за крайней кровавости была отметена, но меня не оставляют мысли дописать в в полноразмерный триллер



Тевэль Фоули (Коул)

Отец- Элайджа Коул.
Мать- Кили Коул

Родилась - ??? (На вид около 20 лет)

1. Алиссия

Маленькая Тевэль родилась на лесопилке своего отца, некогда принадлежавшей отцу его отца, а до этого отцу отца его отца... Было бы трудно точно сказать, сколько поколений Коулов жило и работало на этой старой лесопилке. Одно точно: в приходских книгах первые упоминания о смерти некоего Исаака Коула, предположительно дальнего предка Тевэль, датируются 1643 годом. Уже тогда клан Коулов работал на этой самой лесопилке, следовательно, старое каменное здание было ,скорее всего, ровесником самого Оливера Кромвеля.

Детство Тевэль не назовешь легким: мать девочки умерла при родах, а сама девочка воспитывалась своей бабкой- Алиссией Коул и своим отцом, который, впрочем, слишком много работал, что бы заниматься воспитанием дочери.

Свою дочь- мать Тевэль- старуха извела, запирая в отдаленной комнате дома. По словам Алиссии и Элайджи , женщина была тяжело больна, так что ей запрещено было показываться людям и выходить за порог своей комнаты. Юная Кили рыдала и стонала, выцарапывая ногтями дубовые двери и ставни. В конце-концов, сразу после рождения малышки Тевэль, страдалица благополучно умерла.

О смерти Кили и рождении Тевэль округа узнала только через несколько лет, так как Коулы никогда не обращались к местным священникам, и тело Кили, согласно древним семейным обычаям, было распято на дубе в самой глуши леса, куда никто кроме Коулов не знал дороги.

Алиссия, которую девочка называла не иначе как «госпожа», воспитывала девочку в строгости, а порой в крайней жестокости. Тевэль очень часто оставалась без еды на несколько суток, порой ее привязывали к собачьей конуре и заставляли сторожить дом, воя на каждого преходящего мимо. Иногда отец заступался за дочь, но делал это крайне нерешительно, опасаясь гнева своей злобной тёщи. Несмотря на столь жесткое воспитание, именно старуха научила девочку читать и писать, научила разбираться в лесных травах, составлять различные снадобья и готовить отвары.

Местный викарий очень жестко отзывался о знахарстве старухи Алессии, называя ее «дьявольским отродьем», а её отвары- «сатанинскими чарами». Несмотря на его увещевания, люди все равно изредка да приходили к старой лесопилке за помощью, за советом или предсказанием.

О старухе Коул ходили разные кривотолки: чаще всего рассказывали, что замужем она была за своим собственным кузеном, слабоумным и хилым пареньком, которого мало кто видел, а из нынешнего поколения жителей окрестных хозяйств о нем и вовсе мало кто знает. Еще говаривали, что сам Элайджа- никто иной, как то ли родной сын старухи, то ли сын ее умершей ранее сестры. Слухи эти не имели под собой действительной почвы, но были излюбленной темой пересудов местных жителей. Впрочем, в их распространении во многом содействовал и викарий, яростно обвинявший обитателей лесопилки во всех человеческих грехах. Правды, как водится, никто только не знал, кроме самой Алессии.

Старуха редко выходила из своей комнаты на чердаке дома. Люди боялись подходить к этому строению, что стояло прямо за лесопилкой со стороны леса, ибо очень часто в круглом оконце мерещился её темный силуэт. Даже после многих лет после смерти Алессии, люди клялись, что образ старой ведьмы до сих пор виднеется в окне, возникая неожиданно на несколько мгновений из темноты чердака.

Элайджа никогда не вспоминал о своей жене. Все разговоры о ней, которые начинали редкие гости лесопилки, он очень жестко пресекал, говоря о том, что сейчас его жена в лучшем мире. Сама Тевэль мало что знала о своей матери кроме ее имени. Впрочем, от матери ей достался по наследству один очень старый, но все же изящный кулон- семейная реликвия- самое дорогое, что можно было отыскать в доме Коулов.

Старуха Алиссия умерла, когда юной Тевэль было двенадцать лет. Старое тело отец отнес в лес , а через несколько дней вернулся уже без него. О случившимся округа вновь узнала лишь через несколько лет, а все это время от имени своей покойной бабки травы и снадобья готовила сама малютка Тевэль.

2. Элайджа

Отец искренне и горячо любил свою дочь, но чрезвычайно редко показывал свои чувства. Самое большее, но что он был способен- короткая, односложная похвала стряпни Тевэль, что она готовила своему отцу каждое утро. Должно быть, она была счастлива, насколько вообще может быть счастлив одинокий ребенок, которого боялись и ненавидели все вокруг.

Однако Элайдже представился случай проявить свои истинные чувства, когда девушке исполнилось тринадцать лет.

Престарелый викарий задумал поставить юную Тевэль на путь истинный, спасти ее юную душу и «выхватить из лап сатанинских». Он подсторожил девушку, когда та собирала травы за двором часовни, пригласил в часовню, дабы поговорить о лекарственной мази, необходимой для его больных ног. Слово за слово, отец начал свою проповедь, но девочка лишь смеялась ему в лицо и бегала по часовне, опрокидывая скамьи и утварь. Не выдержав, викарий ударил ее по лицу, так что несколько капель крови выступили на белоснежном лице Тевэль. Завыв, словно раненая собака, она упала на колени и начала кататься по пыльному полу часовни, разрывая на себе платья и повергая священника в еще большее смущение.

Растерянный викарий, пытаясь привести девочку в чувства, ударил ее еще раз по лицу, а затем, сев на нее, осыпал целым градом ударов, разбивая ее прекрасное личико. «Сам сатана принял столь прекрасное обличие!». Девочка уже не могла открыть глаз от ручьем бьющей крови, но продолжала неистово смеяться... Тогда святой отец разорвал тряпки, перепачканные в грязи и крови, что чуть ранее были платьем, и соблазнился белоснежным и столь прекрасным молодым телом.

Поздно вечером Тевэль вернулась домой. Она была вся в крови, полуголая и грязная, но продолжала смеяться зловещей улыбкой, сжимая в кулаке нательный крестик, что сорвала с шеи викария. Бросив крест к ногам отца, она сама упала на пол, тяжело дыша и дрожа всем телом. Элайджа отнес свою дочь на кровать, накрыл старой рогожей и ,не обронив ни слова, вышел в темноту. Через некоторое время он уже ломился в дверь дома, где жил викарий, еще через несколько мгновений он нес оглушенного священника на лесопилку, а еще через несколько мгновений уже разрезал по кускам еще живого священника, привязанного к распилочному столу. Несколько кусков он скормил своему верному псу Пирату, а оставшиеся куски отнес далеко в лес.

Местные жители, спохватившись пропавшего викария, несколько дней искали его по всем окрестностям, но ничего толком не нашли. В конце концов, было решено, что викарий, отправившись на прогулку, утоп в болоте, или же был растерзан волками в лесу, или же...Да и ладно. В конце- концов, через несколько месяцев из епархии был прислан новый проповедник и пастырь заблудших овец.


3. Найджел


Тевэль встретила юного Найджела Фоули, когда тот пришел на лесопилку, дабы перевязать ногу Пирату, верному псу Коулов. Тевэль в тот самый день стукнуло двадцать лет. Молодой человек был умен, красив собой и достаточно силен, что делало его выгодной партией. К тому же, патроном юного врача был обеспеченный господин- мистер Лаубе, поместье которого вполне могло бы быть их общим домом.

Через несколько недель Найджел уже пылал дьявольской любовью к Тевэль, что было вовсе неудивительно и вполне предсказуемо для нее. Отговоры местных жителей не смущали его, грязные слухи, ходившие по округе не касались его ушей, его глаза днем и ночью застилал лишь прекрасный образ Тевэль. Молодой человек «сгорал» буквально на глазах: он почти ничего не ел, мало спал и порой шептал себе под нос непонятные слова. Доктор Лаубе, видя болезненное состояние своего подопечного, дал Найджелу отпуск в две недели и крайне посоветовал отправиться в город, что бы полностью проверить вое здоровье. Однако Найджел остался в поместье,каждый день разгуливая около лесопилки и мечтая хоть глазом увидеть свою ненаглядную.

Так продолжалось несколько месяцев, покуда не умер мистер Лаубе.

Свадьба Найджела и Тевэль оказалась настоящей сенсацией для округи. Больше удивляло то, что на самой свадьбе никто не присутствовал, а узнали о ней лишь со слов самого Найджела. Никто не знал где, когда она прошла и кто венчал молодых. Мистер Фоули не распространялся на эту тему.

Вскоре после того, как об этом стало известно, Найджела выставили из поместья его патрона, особо богобоязненные жители и вовсе перестали с ним разговаривать. Молодым пришлось жить на лесопилке, вместе со Стариком Коулом и старым псом Пиратом.

К удивлению, Элайджа очень тепло принял зятя: он ничего ему не говорил, но и не оскорблял, что само по себе являлось признаком крайнего расположения. Уж неизвестно, что увидел старик-лесоруб в молодом ветеринаре. Пес тоже быстро привык к новому обитателю дома- терся около ног Найджела и всегда вилял хвостом при его появлении.

К сожалению, старик Коул умер. По настоянию найджела его тело все же было передано земле, пусть святой отец и отказался отпевать старика. Со смертью главы дома жизнь стала тяжела, как никогда.

Так прошел год. Год тяжелых мучений, нехватки денег и постоянных ссор. Найджел надоел своей супруге, надоел в своей фанатичной любви, в своей нерешительности, а самое главное- в отсутствии каких-либо перспектив. Детей у молодой пары тоже не было...

URL
   

Обо всем

главная