Этот текст написан когда-то очень давно...

Неожиданно для самого себя я оказался посреди океана. Под моими ступнями проносились волны солёной теплой воды, слегка щекоча обнаженные ноги. «Здесь очень красиво, но какая же избитая метафора»- подумалось мне. Горизонт вдалеке сливался с большим чистым небом. Казалось, что синева наполняет собой весь мир. Я вспомнил, что до сих пор сжимал в руках фотографию. Развернув её, я вновь увидел смеющийся образ красивой девушки, смотревшей в объектив немного из-за плеча, так что пряди пшеничных волос падали на спину. Синева её глаз пленяла и погружала в себя. Набежавшая волна достигла высоты моих колен, так что я чуть не потерял равновесие, рискуя свалиться в воду. Я рассмеялся, а девушка на фотографии игриво подмигнула. «Ладно-ладно, не утопи меня только»- шутливо заговорил я с фотографией. Конечно, мне никто не ответил.
Лицо девушки изменилось. Свет преломился, и лицо смотрело уже прямо на меня серым, немигающим взглядом. Волны становились все больше и больше, а на горизонте появились тучи. Меня начало сдувать ветром, брызги бьющихся волн достигали уже моих плеч. Поднявшись выше, я рассматривал стремительно меняющийся океан: где-то очень далеко в воду ударила серебристо-синяя молния, а еще через секунду раздался глухой раскатистый звон грома. Ветер усилился, волны бились, набрасывались друг на друга, словно пытаясь пожрать самих себя. Я понял, что пора уходить.
В следующий же миг я оказался в кромешной темноте. Что-то очень теплое и мягкое окружало меня, дышало мне в лицо и окутывало спокойствием, какого я давно уже не знал. Я попытался представить себе источник света, и тогда вдалеке показалась настольная лампа.
Свет лампы упал на стоящий рядом со мной холст, на котором оказалась изображена все та же девушка. Она лежала на кровати спиной к смотрящему. Каскад её волос закрывал затылок и часть спины, а рука застыла в движении, пытаясь укрыть одеялом бёдра. Тусклая лампа позволила осмотреться: вся комната состояла из огромного дивана, в который, казалось, я мог провалиться. Плотные шторы не допускали уличный свет, а на полу повсюду были разбросаны подушки и пушистые одеяла. Меня охватила сонливость, так что захотелось спрятаться самому в тяжелом одеяле и забыться о времени, но я решил продолжить осмотр. У окна стояли несколько холстов с незавершенными работами, на ажурном туалетном столике виднелась стопка бумаги, разбросанные письма и бутылка вина. «Ты кому-то писала? Куда же ты спешила?»- подумал я. Взяв одно из писем, я не смог разобрать ни буквы: они скакали по бумаге, изгибаясь и расплываясь перед глазами. Стало трудно дышать. Подойдя к окну, я отвернул тяжелые шторы и открыл ставни. В комнату сразу же пронесся поток ледяного воздуха, морозного и сухого. Обернувшись, я заметил, что девушка на картине полностью спряталась под одеялом.
А на улице горели огни фонарей. Я не разобрал ни улицы, ни домов, но понял, что чернеющая пустота в дали- океан. «Уже сковало льдом»- пронеслось в голове. Должно быть, скоро можно будет пройтись по его ледяным глыбам. Новый поток ледяного ветра настежь отворил окно. Поддавшись ему, упала навзничь картина, сорвались с карниза шторы, и лампа, освещавшая все вокруг, разбилась о паркетный пол. Вновь мрак поглотил все.
Я открыл глаза. Темнота разверзлась, и яркий свет ударил в глаза. Послышался стрёкот и пересвист птиц. В нос ударил запах прелой сырости, хвои и костра. Привыкнув к свету, я заметил тропу, ведущую в хвойный пролесок. Надо мной светило солнце, но лес был объят ночной дрёмой и вот-вот обещал проснуться окончательно. В душе я улыбался ему, словно пытаясь не пропустить тот момент пробуждения, когда солнечный свет окончательно прогонит ленность, а лес нехотя потянется и зашумит, засмеется, защебечет голосом всех его обитателей. В этот момент мне захотелось обнять весь мир своей душой, стать причастным ко всем его чудесам, слиться с лесом и сопереживать каждой минуте его жизни.
Неожиданно я увидел силуэт. У костра сидела та самая девушка. Не в силах сдержать своей радости, я стремглав побежал прямо к ней, дыхание остановилось где-то в груди, а глаза не замечали ничего вокруг. Уже около самого костровища я встал как вкопанный: девушка повернула голову и посмотрела на меня. Моё сердце билось так, что его стук заглушал все вокруг. Я помню это, словно тот момент растянулся на несколько долгих, неторопливых часов. Она улыбнулась. Боже, какой радостью наполнилось мое сердце! Она встала сама и пошла в мою сторону. Я протянул к ней руки,в слепой надежде заключить её в свои объятия, но она прошла сквозь меня. Удивленная, глупая улыбка скользнула по моему растворяющемуся в воздухе лицу, а девушка направилась к утёсу, чтобы полюбоваться игрой океанских волн. Моё тело исчезло в тот миг. Я исчез из этого мира, растворившись в нем, в своей любви к нему и к ней. А она осталась там, в том чудесном лесу, на берегу далекого-далекого океана.

@темы: всякая_писанина